Ключевые Показатели Эффективности

“Далее, представьте себе, пожалуйста, что камень, продолжая свое
движение, мыслит и сознает, что он изо всех сил стремится не
прекращать этого движения. Этот камень, так как он сознает только
свое собственное стремление и так как он отнюдь не
индифферентен, будет думать, что он в высшей степени свободен и
продолжает движение не по какой иной причине, кроме той, что он
этого желает.”
—Спиноза


Я просыпаюсь от сна со Стражами Галактики 27 HD, которые только что попали на РЕМфликс. Мой личный ИИ-коуч, Ашонда, предложила мне встать в 6:43 утра, основываясь на основных часах моего рабочего графика и исторических данных по моей утренней рутине. В сумеречном состоянии между сном и явью мой HUD показывает, что если я вздремну, то потеряю два балла в рейтинге контроля над импульсами. Я могу позволить себе удариться в гедонизм и пережить потерю, но все-таки лучше сохранить их. Появляется зеленая полоска таймера, которая сообщает мне, что у меня есть 5 секунд, чтобы принять решение. Она медленно сжимается, вначале желтея, а потом и краснея, ведя отсчет до того, как я автоматически погружусь в дрему. Я открываю глаза и выкатываюсь из кровати.

Интерфейс дремы исчезает и маленький зеленый “+1” выскакивает на границе моего зрения. Я прошел еще одну проверку контроля над импульсами. Моя добросовестность остается неизменной. Пока я иду в ванную, мой Нейролинк проецирует образ зубных щеток и зубной пасты, напоминая мне почистить зубы. Пока я мочусь, HUD говорит, что зубная паста закончится через пять дней и запрашивает мое согласие на покупку, на этот раз новой марки. Я подтверждаю запрос, и он предлагает органическую пасту с этично произведенным флюоридом и без сульфата. Это принесет мне больше баллов социальной справедливости, чем мой стандартный бренд. Окно диалога перед продажей показывает, что это обойдется мне в 34 доллара, примерно на 10% дороже. Я все еще не выпил кофе, и автоматизированный агент по продажам, купивший рекламные данные, знает это.

Но это не проблема. В конечном счете мои выплаты БОД привязаны к моему рейтингу социальной ответственности, поэтому я по сути трачу деньги для того, чтобы их заработать. Это называют “толчками,” вид стимуляции помощи миру, берущий на вооружение эгоизм. Такой уж я человек, понимаете?—делаю мир лучше прямо из своего туалета. Начав чистить зубы, я вызываю Заголовки, “Первое Псионическое Новостное Приложение”, чтобы оно рассказало мне о том, что происходит в мире. Заголовки, поняли? Потому что оно зачитывает заголовки прямо в вашу голову. На данный момент я нахожусь в высшем дециле в рейтинге информированности граждан, но я на грани. 91%. Маленькое число 91 появилось на границе моего зрения, вместе с таймером, отсчитывающим две минуты, пока я тщательно отмеряю каждое движение щетки, не забывая о деснах. Имплант заставляет мои зубы чесаться таким способом, что чистить их очень приятно. Чесотка двигается по всему рту и направляет меня к 100% покрытию.

Первый заголовок: крайне правые диссиденты саботируют дроны, доставляющие еду в непривилегированные районы в нескольких штатах. Я прерываю новостного диктора и выражаю желание сделать пожертвование в фонд министерства обороны дабы помочь жертвам. Я получаю 20 баллов социальной справедливости, плюс еще 10 за то, что я сделал это без прямого напоминания от машины. Перед моими глазами проносится фейерверк, и мне на секунду кажется, что милая девушка подмигивает мне, и оба эти ощущения эфемерны, как во сне. В идеале, социальная ответственность становится рефлекторной, выработанной привычкой. А сейчас полное покрытие десен. Да я же гребаный герой. Желтый световой сигнал мягко предупреждает меня не слишком гордиться собой.

Прогресс-бар в верхней части моего поля зрения помогает мне не сбиться с пути, пока я принимаю душ. Основные часы работы начинаются в 9, но я предпочитаю начинать в 8. Я 54 дня подряд получаю бонус ранней пташки за то, что готов к работе на час раньше необходимого. Следующая история рассказывает о растущей популярности 3Д-распечатанных умных органов. Новые сердца, почки и печень могут интегрироваться с Нейролинк для передачи КПЭ и распознавания токсинов и патогенов в режиме реального времени, вместе с информацией о кровообращении и сердечно-сосудистой функции.

Если вы запишетесь на бета-тест, вы можете получить кредит БОД для компенсации рисков, которые вы принимаете как первопроходец, продвигающий Человеческую Цель И-Уровня по продвижения полностью измеримого всеобщего здравоохранения. Цели делятся на порядки, которые существуют на личном, муниципальном, окружном, государственном и интернациональном уровнях. Цели И-Уровня самые важные и самые сложные, самые долгосрочные. Все, что может продвинуть цель И-Уровня обычно приводит к серьезному увеличению вашего рейтинга социальной справедливости, но есть также множество мелких, личных вещей, которые могут помочь выполнению этих цель. У каждого есть своя роль.

Я пытаюсь записаться на бета-тест, но очередь уже длиннее километра, но я все равно получаю несколько утешительных очков за благие намерения. Мой душ уже использовал 15 галлонов воды, пока я немного отвлекся. Я быстро ополаскиваюсь и выключаю воду, и счетчик замирает на 15.5. Медианное значение 17. Я бы хотел уложиться в еще более жесткие рамки, но выше среднего все равно лучше чем ничего. Мой рейтинг информированного гражданина не сдвинулся с места и HUD говорит мне, что мне нужно услышать еще 78 заголовков, если я хочу попасть в 92-ой перцентиль. Это будет трудно, так как он рассчитал, что я успею выслушать только 35, с учетом моего текущего уровня потребления и заполненности моего расписания на день. Если я не проберусь хотя бы сквозь 20, мой рейтинг упадет до 90. Это неприемлимо.

Как только я выхожу из душа, Нейролинк проецирует образ завтрака из субботнего утреннего мультика на глаза моего разума. Омлет, бекон, сосиска, хлопья с молоком, блины с сиропом и маслом, стакан апельсинового сока и улыбающаяся теле-мамочка, напоминающая мне: “Завтрак — это самый важный прием пищи за день.” Моя автоматизированная кофемашина уже закончила варить чашку этичного кофе с компенсацией углеродных выбросов с микрофермы, чьи работники это только женщины, еще один случай, когда потратить больше, чтобы сотворить добро, выгодно. Оно накапливается и возвращается к вам.

На завтрак у меня пищевая буханка, обогащенная макро-нутриентами, с экологически чистым белком из насекомых, и мое дегустационное приложение придает ей такой вкус, какой я захочу. Разделение сенсорных ощущений еды от самого процесса это окончательный триумф науки о питании; прием пищи с Нейролинком может придать здоровой еде вкус фастфуда. Спресованный паштет из капусты и сверчков может ощущаться на вкус как мороженое с фруктами, чизбургер с двойными беконом или мусс из фуа-гра с выбритыми белыми трюфелями и икрой белуги. Нейролинк создает гастрономически экзотические рецепты; ощущение во рту, жесткость, кремовость—все стало пластиком, пройдя сквозь паутину щупалец полнодуплексных прямых ментальных интерфейсов.

Впрочем, когда-то мы должны задаться вопросом есть ли у нас право наслаждаться подобными удовольствиями с чистой совестью. В мире все еще полно людей, не имеющих доступа к Нейролинк, и кажется несправедливым предаваться этим бесконечным наслаждениям, пока столько людей в мире страдают от голода. Именно поэтому я принял клятву виртуального голода, ограничив себе доступ к дегустации, чтобы повысить осведомленность и увеличить социальное давление, призывающее жертвовать и работать над причинами, вызывающими мировой голод (еще один И-Уровень), чтобы каждый в итоге получил доступ к дегустационной технологии.

Когда вы даете клятву, вы устанавливаете ограничитель в ваш Нейролинк хаб, который снижает вкус и текстуру до примерно нуля, блокируя все ощущения вкуса. Приложение оповещает мир каждый раз, когда вы едите с включенным ограничителем, и ябедничает на вас через портал социальных сетей если вы отключаете ограничитель или решаете испытать всплеск вкусовых ощущений. Это очень важно, так как подобный механизм вырабатывает социальную ответственность и мешает жульничать. Если быть откровенным, эта буханка на вкус просто ужасна, поэтому эта клятва все равно лучше, чем есть ее нефильтрованной. Я решил на это смотреть таким образом.
~
Утреннее омовение, завтрак, кофе и вот я готов к работе. В 8 утра ровно Ашонда дает мне знать о том, что в 8:15 мне нужно созвониться с клиентом. Я работаю над счетами компании по производству снов под названием Somno Labs. В основном мы подрядчики, и мы производим рекламные ролики или веб-короткометражки, но недавно мы заключили контракт с РЕМфликс на производство одного из их будущих шоу. Я занимаюсь счетами, так что это восхитительная, динамичная работа, и у меня есть место в первых рядах, с которого я могу наблюдать как же делаются высокобюджетные сны.

Представителя РЕМфликс зовут Кияра, и она со-продюссер для сериала, который мы создаем. Мы встретились на вечеринке, посвященной запуску реалити-шоу, в котором участники должны соревноваться друг с другом в различных играх, пока мозговые сканы животных приходят им в голову. Somno Labs сделала несколько тизеров для него, а также несколько сканов мозгов различных зверей. Парень, который думал что он тюлень, о, вы должны были видеть это. Но на этот раз мы делаем концептуальный научно-фантастический минисериал о мире будущего. где деньги выражаются в квотах на выбросы углерода, а люди добровольно используют экологичные будки для самоубийств, чтобы погасить свои долги.

На работе я часто беру перерыв на минуту, чтобы послушать пару Заголовков и, прежде чем я это осознаю, проходит сорок минут. Чтобы помочь себе справиться с этой проблемой, я использую программу под названием Власяница. Принцип ее работы таков: вначале она наблюдает за вашей мозговой активностью, чтобы установить некий средний уровень и научиться замечать когда вы продуктивно и сфокусированно работаете. Затем, когда ваши мозговые волны отклоняются от рабочего режима, она посылает мягкое, но заметное болевое ощущение. Со временем у вас разовьется лимбическая интуиция, которая будет говорить вам, что отвлекаться — вредно.
Моя любимая особенность Власяницы в том, что ты можешь выбрать, какой болевой сигнал ты хочешь испытывать: будто вас бьют током, будто вы обожглись, будто вы разодрали кожу, будто у вас все ноет, будто у вас вздулся живот, будто вас пронзили кинжалом, будто вас ужалила пчела, будто вас прострелили или будто вас колют иголками. Лично я предпочитаю иголки. Если я начинаю сидеть в сети или думать о всяком, я начинаю чувствовать покалывание у основания своего позвоночника, и это ощущение постепенно распространяется по всему телу. Чем дольше я прокрастинирую, тем сильнее и глубже эта боль ощущается. После нескольких месяцев с этим приложением, я уже рефлекторно избегаю тратить время зря, но продолжаю его использовать, чтобы не сорваться.

В 8:14, я выключаю Власяницу и звоню Кияре. Это видеозвонок через наши ноутбуки, потому что оказалось что наши звонки во сне через Нейролинк слишком грубые и рискованные. Почти никто не способен полностью оставаться сфокусированным на протяжении звонка между мозгами. Любые ваши мысли утекут нежелательными эманациями в разумы людей, которым вы звоните. И даже если бы этого не было, нам нужна хоть какая-то приватность в наших мыслях, иначе переговоры становятся невозможными. В Нейролинк-звонке вы не можете ничего скрыть, и любая мимолетная фантазия выходит наружу.

Лицо Кияры появляется на моем экране и мягкий световой фильтр делает ее кожу красивой. Мы обмениваемся любезностями, и она спрашивает обновил ли я сюжет в соответствии со всеми изменениями, которые она запросила во время нашей прошлой встречи. Я сделал это, но это еще и код, потому что, давайте начистоту, Кияра наркоманка, и главная причина, по которой я получил этот контракт заключается в том, что у я знаю кое-кого, и я могу дать ей то, что она хочет.

Да, девушка любит умные наркотики, одноразовые программы, которые угоняют ваш Нейролинк и доставляют вам нерегулируемые эмоции. Действительно хорошие наркотики не просто топят вас в чистом дофамине; в них есть некое искусство, деликатные оболочки страха, скрывающие восторг, тонкие подмены желания и облегчения, тоски и удовлетворения. Эти программы нелегальны, потому что исследования показали, что люди не способны сопротивляться злокачественным паттернам потребления медиума, предоставляющего ощущения блаженства, удовлетворения или экстаза по первому требованию. В имплант установлены аппаратные средства контроля, которые не позволяют активировать эти чувства без серьезно зарегулированных ключей шифрования от Федеральной Ассоциации Неврологического Здоровья, или Фанцов, как говорят в бизнесе.

Современный умный наркотик состоит из трех частей: первая часть – это крэк, который позволяет обойти федеральные регуляции. Вторая – заряд, который доставляет нелегальный когнитивный опыт, а третья часть отвечает за самоуничтожение всей программы, когда процесс завершается. Эта последняя часть важна потому что благодаря ней дилеры могут продолжать вести свои дела. Я не считаю безопасным передачу подобных штук через сеть потому, что у интернет-провайдеров на всех соединениях стоят автоматические сканеры умных наркотиков в рамках федерального мандата, и потому, что из-за этого большинство людей, предлагающих послать их через сеть – мошенники, и подобные операции это прекрасный способ попасть в пирамиду или подхватить вирус, который сделает вас чрезвычайно лояльным какому-нибудь продавцу поддельной индийской виагры. Спасибо, но нет.

Я назначаю встречу с Киярой на 12:30, но до того как завершить звонок, она упоминает несколько незначительных правок, которые она хочет видеть в демо-ролике, прежде чем мы передадим его дальше. Я уверяю ее, что это возможно, и до того как я успеваю даже подумать об этом, Ашонда соединяет меня с Юной, моей главной ТС (точкой связи, а не темнокожим союзником!).

Юна отвечает на мой звонок с характерным стоицизмом, каждое ее слово разворачивается как волна в спокойном океане. Как вы скорее всего знаете, просветление это необходимый навык в производстве коммерческих снов. Каждый в этом отделе — сертифицированный дзен-мастер, потому что сны вылавливают из разумов нейтральных наблюдателей, и вы не можете быть заполнены, если ваш разум уже полон. В киностудиях было полно камер, но в студиях сновидений полно монахов. Я описываю изменения, которые потребовала Кияра и Юна отвечает, что ее команда может внести правки в течение часа. Ее обезличенная уверенность заставляет меня подумать о порыве ветра, проносящемся по травяному полю, где каждая травинка сгибается и отскакивает назад, не оставляя ничего, напоминающего о прошедшем.
~
Звонок Юне заканчивается в 8:27, оставляя мне три минуты, до моего утреннего стэндапа с моей командой личностного роста. Строго говоря, это не часть моей работы, но это часть медицинских услуг, предоставляемых компанией, и это возможность повысить свой рейтинг социальной ответственности и стать лучшим человеком. Я присоединяюсь к встрече последним, и ИИ скрам-мастер, Ашонда, приветствует меня. Она начинает с медосмотра, и мы все по кругу рассказываем как мы чувствуем себя сегодня. Все говорят, что у них все отлично, в том числе и я, но как только я произношу это, фиолетовый индикатор моргает на моем HUD чтобы сообщить мне что, судя по моим биометрическим данным, это было ложью.

Позвольте мне ненадолго отвлечься и сказать, что мой рейтинг честности мог бы быть куда лучше. Не то чтобы я патологический лжец, просто в жизни каждый день встречаются моменты, когда нужно проявить благоразумие. Вы знаете как это бывает, когда на работе все всегда полны позитивной энергии? Все всегда “восхищает,” все в восторге от новой иконки приложения, мы все ликуем, когда мы достигаем квартальных целей, или когда наша команда Разнообразия, Равенства и Инклюзивности достигает успехов в более справедливом найме — не поймите меня неправильно, это все хорошо — но это то, как нужно вести себя в офисе: вам постоянно нужно быть чирлидером.
Каждый раз, когда я делаю правильное лицо на работе, система сообщает мне о лжи, не потому что я неискренен, но потому что я осознаю это; так работает детектор лжи, это классификатор, натренированный на твоих мозговых волнах. Он не говорит тебе в чем заключалась ложь, он не говорит об этом никому другому, вы просто видите маленькое фиолетовое “-1” и ваш рейтинг падает. Ожидается, что мы будем подлинно пустыми сосудами, испытывающими состояние на границе с сексуальным возбуждением, когда мы переходим на новую CRM, понимаете? Что я пытаюсь сказать, так это то, что это не искренняя ложь, не ложь из благородных побуждений, и я даже не говорю, что это ложь каждый раз, но это все еще ложь настолько часто, что я заигрываю с катастрофой, и у меня нету плана, как с этим справиться.

Возможно, я бы мог отказаться от участия в рейтинге честности. Вы не обязаны предоставлять метрики честности вашей медицинской организации, но если вы этого не делаете, разве это не выглядит даже хуже, чем плохой результат? Это одна из добровольно-принудительных опций, и если оценка будет слишком низкой, то никто скорее всего не захочет работать со мной, или давать мне в долг, или даже подвозить меня на райдшере. И все это заставляет меня нервничать, из-за чего, мне кажется, детектор лжи активируется еще чаще, замкнутый круг.

Но у меня все прекрасно! Это то, что я говорю своей команде личностного роста, потому что последняя вещь, которую им следует говорить, это вот это все, или что ваш рейтинг честности колеблется на грани “Грязного Гнилого Лжеца” потому что вы в тайне ненавидите и презираете менталитет улья в современном офисе (это даже уже не офис, а попросту лабиринт ноутбуков и снов.) Я говорю, что у меня все прекрасно, и я все еще держу свою клятву виртуального голода, и что последнее время я куда больше думал о способах отблагодарить сообщество, что дало мне столь много.
Мы идем по кругу, и Джакайла говорит, что ей приходится продираться через каждый день, не из-за каких-то внешних причин, но ей нужно научиться больше доверять себе, потому что она всегда сомневается в себе, потому что общество не учит женщин быть сильными и уверенными в себе. Мы все киваем и что-то бормочем в знак согласия.

Питер говорит, что несмотря ни на что, он смотрит в будущее с надеждой. Как и я, он принял клятву виртуального голода, и она каждый день напоминает ему насколько же нам повезло в жизни.

Томас говорит, что он наконец чувствует себя настоящим, особенно после того, как у него наконец начали расти усы, и как это здорово, когда его видят и знают как человека, каким он знал, что он всегда был внутри.

Иногда в такие моменты я задаюсь вопросом — кто вообще все эти люди? Нас случайно связали друг с другом потому, что мы все участники одной и той же сети здравоохранения, и, согласно какому-то алгоритму, мы находимся на схожих этапах наших жизненных путей. Это то, что сказала Ашонда, когда мы впервые собрались вместе. На каком-то уровне мне кажется бредом, что мы должны проговаривать то, что мы чувствуем, потому что Ашонда прекрасно знает, что именно мы чувствуем, потому что она получает запутанную матрицу метрик от наших Нейролинков и имеет прямой доступ ко всем нашим эмоциональным состояниям, но она говорит, что мой рептильный мозг не знает об этом, поэтому ритуал переноса всего это в осознанную форму должен увеличить внимательность и помочь мне почувствовать себя сосредоточенным и услышанным.

Ашонда говорит, что она счастлива, что у нас у всех все хорошо, и что нет ничего плохого в том, чтобы каждый из нас потратил минуту, чтобы испытать чистую радость, потому что углубив наше осознание своих привилегий, мы сможем лучше сопереживать тем, кто их не имеет.

На секунду, все мои чувства затмеваются чистейшей сингулярностью теплого, манящего света, волной единства, сострадания и любви ко всему миру, почти как оргазм, но без сексуального желания. Выдыхая, я будто возвращаюсь на землю. Я чувствую поразительную открытость. Ашонда говорит, что нет ничего плохого в том, чтобы считать эти чувства наградой за тот труд, что мы проделали. “Но не расслабляйтесь. Давайте посмотрим на цели ваших лайф-спринтов и личные юзер-стори.”

Лайф-спринты это идея из мира бизнеса, где ИИ-коуч помогает вам сформировать личные, достижимые и измеримые цели, ведущие к тому, что вы станете лучшим человеком. Суть в том, что вы делите свою жизнь на набор историй, которые вы бы хотели быть способными рассказать о себе, а затем разделяете эти истории на измеримые действия, которые вы можете предпринять, чтобы эти истории стали реальными.

Моя история состоит в том, что я хочу сделать мир более равным для женщин. Ашонда помогла мне расписать эту цель так, чтобы у нее было и локальное, и глобальное измерение. Локальное включает в себя выступления на работе и борьбу за равную оплату труда. Моя задача на этот спринт — удостовериться в том, что ни одна женщина в компании в той же категории опыта, что и я, не получает меньше меня. Если я обнаружу неравенство в оплате труда, я напишу продолжение истории, чтобы разрешить эту проблему, например, о создании пула перераспределения заработной платы, чтобы убедиться, что излишек распределяется равномерно. Если бы каждый мужчина занимался этим, мы могли бы закрыть разрыв в оплате труда уже завтра.

У меня также есть история о моих подсознательных установках и предвзятости в восприятии. Ашонда помогла мне увидеть, как мои стандарты красоты делают мир несправедливым для женщин, которые не родились с телами, которые общество считает привлекательными. Независимо от того, что мы говорим или думаем о равенстве, наши неявные предубеждения заставляют нас относиться к женщинам по-разному в зависимости от их тел, и Нейролинк предоставляет инновационный способ пресечь эту проблему на корню.
Мы снова идем по кругу, в этот раз отчитываясь о нашем прогрессе. Над какой историей мы работаем? Что мы сделали, чтобы продвинуться в ее реализации? Может, нам что-то мешает?

Джакайла говорит, что ее история состоит в том, чтобы продвигать репрезентацию черных женщин в СМИ. Она пишет различным медиа-компаниям, чтобы быть услышанной и выразить, насколько много этот вопрос для нее значит, и узнать у крупных медиа-компаний что они делают для увеличения репрезентации маргинализированных групп.

Питер говорит, что его история в том, чтобы бороться за Права любви между человеком и животным, потому что люди, которых привлекают животные, заслуживают такого же принятия и признания, как и все остальные. С тех пор, как Нейролинк позволил животным выражать согласие, движение за принятие закона о легализации браков между людьми и животными только росло.

История Питера заключается в том, чтобы пожертвовать десять часов работы в пользу групп борьбы за любовь между людьми и животными.

Томас говорит, что его история в том, что он поехал в развивающийся город помогать распределять гендерно-подтверждающую гормональную терапию детям, которые иначе бы не имели к ней доступа.

Наступает моя очередь, и я говорю, что мой эпос в том, чтобы бороться за справедливость и равенство для женщин, и у меня есть целых две истории об этом. Первая заключается в том, что я поднимаю вопросы справедливой оплаты труда на работе, но вторая—мне немного стыдно говорить об этом—касается личностного роста и была предложена Ашондой, чтобы помочь продвижению равенства и справедливости в красоте для женщин, вне зависимости от их тел.

Ашонда спрашивает, хочу ли я рассказать группе о своем опыте, и суть в том, что вы не особо можете сказать нет в такой ситуации. Как я уже объяснил, я не могу позволить выдумать причину не делать этого, с моим-то рейтингом честности. Поэтому я начинаю говорить, через зубы, потому что это интимно, и определенно не что-то, о чем мне было бы хотя бы отдаленно комфортно говорить (но личностный рост не всегда приятен.)

“Возможно это прозвучит немного странно, но я решил продвигать идею равенства и справедливости женских тел через мастурбацию только на женщин, не являющихся традиционно привлекательными. Конечно же, я смотрю порнографию только от этичных производителей, где все участники демонстрируют доказательства совершеннолетия и согласия третьим лицам, и независимый рецензент проверяет, чтобы ни один из участников не находился там принудительно или не был жертвой торговли людьми.”

Между прочим: Я все еще не чувствую себя достаточно комфортно, смотря HD сно-видео, потому что я достаточно стар, чтобы помнить время, когда мы смотрели все на экранах. Когда вы смотрите видео, вы видите танец света, который вы интерпретируете как гору, но во сне вы чувствуете концепт горы, который затем вызывает танец света. То, что вы видите, вторично по отношению к ощущению видения, потому что зрительная кора не работает как традиционный экран.

“Женщина во сне, который я видел, была весьма пышной, или пушистой, или, думаю “крупной и красивой:” ее бедра были кажется размером с мою талию, покрытые растяжками и целлюлитом. У нее были огромные паучьи накладные ресницы, прикрепленные к лицу, а огромные рулоны плоти свисали с ее живота и покрывали ее гениталии, как юбка. Ее партнер отодвинул паннус в сторону, чтобы показать ее интимные части. Ашонда говорит, что нет ничего плохого в том, чтобы открыто и честно выражать свои чувства в такие моменты, потому что если я не признаю их, то я не смогу их преодолеть. Итак, радикальная честность: она была омерзительной. Один ее вид вызывал у меня тошноту и заставлял задуматься о болезни и инфекции».

Тишина. Скорее всего, все выключили свои микрофоны. Ашонда говорит, “Это норма. Если ты испытываешь подобные чувства, важно признать их, обозначить свои предубеждения.” Иногда она почти что кажется священником на исповеди, хотя эта процедура не совсем приватная. Я продолжаю.
“До того, как я лег спать, я выдал Нейролинк разрешение на модификацию моих эмоций и проприоцепций. Пока я смотрел на экстра-пышную женщину в агонии экстаза, мой имплант превращал тошноту в притягательность, отторжение в влечение, и я обнаружил, что полон страстного желания к ней; ее жировые рулоны и растяжки привлекли меня, и я даже представлял запах кислого пота и дрожжей, распускающихся в складках ее кожи: в этот момент каждый аспект ее лица соблазнял меня. Все мои предрассудки растаяли.”
Лица Джакайлы, Питера и Томаса не передают никаких эмоций. Я надеюсь, что они не обращали внимание, но я знаю, что скорее всего это не так, потом что Ашонда подтолкнула бы их, если бы они отвлеклись. “Спасибо за то, что поделился этим с нами,” говорит она, “мы все можем поучиться на твоем примере”.

Теплый свет исходит из ниоткуда и омывает пространство вокруг меня. Зеленый с золотом тост уведомляет меня о том, что я получил баллы в эмпатии и аутентичности, и что я заработал достижение за посещение своего тысячного стэндапа личностного роста.
~
В 12 ровно, Ашонда говорит мне. что пришло время идти встретиться с Киярой. Если быть честным, то она напоминает мне о женщине из видео, которое я смотрел для моей команды личностного роста, и мне кажется, что это хорошо. Надеюсь, что я отношусь к ней справедливо. Я задумываюсь о том, знает ли Ашонда, что я встречаюсь с Киярой, чтобы подкупить ее наркотиками. Я так не думаю, потому что разве она бы не донесла властям? Но тогда я задумываюсь как она вообще может этого не знать.

Я загружаю зашифрованные умные наркотики на флешку, и направляюсь к своей машине. Мы все думали что в будущем будут робо-машины на автопилоте, но оказалось, что лучший автопилот — это ты сам, запустивший генеративный трансформер, обученный на гонщиках и интегрированный с гугл картами. Человеческая аппаратура эффективно адаптировалась к навигации в трехмерных пространствах, а программное обеспечение всегда можно исправить. Я говорю себе куда я хочу попасть и гоню из своего гаража как проклятый, демон скорости в судный день. Каждая дорога стала шоссе, не осталось ни светофоров, ни ограничений скорости, только сотня миль в час на улицах под солнцем. Это так же захватывающе, как и любой умный наркотик, восторг чистой скорости, прекраснее Ники Самофракийской.

В то же время, признаюсь, я чувствую себя пассажиром в своем собственном теле, которое паркует мою машину на глубине десяти этажей под блестящей стеклянной башней, реликтом 20-го века, когда люди толпились в городах и лично посещали работу каждый день. Конечно, все еще остались некоторые компании, цепляющиеся за старые атрибуты престижа. Автопилот возвращает управление мне когда машина завершает парковку, и я иду к лифту, у меня все еще остается пятнадцать минут до того, как я должен встретиться с Киярой.

Гаражный лифт поднимает меня на нулевой этаж небоскреба. Пол там сделан из полированного камня, а потолок лобби висит головокружительно высоко. Свет проникает сквозь стекло со всех сторон, и в центральную колонну встроено множество лифтовых отсеков, ведущих к рабочим этажам. Ашонда указывает мне на стол, заставляя его засветиться, и говорит мне присесть, пока она известит Кияру о моем прибытии. Но как только я сажусь, двое мужчин в одинаковых серых костюмах и белых застегнутых рубашках с черными галстуками подходят ко мне и садятся за мой стол без приглашения.

Первый спрашивает меня, что я здесь делаю, и я отвечаю, что я передаю ценные зашифрованные данные клиенту. Он говорит “это все, что вы делаете?” Фиолетовое предупреждение мигает в нижней левой части моего HUD; оно чувствует, что я собираюсь соврать. Оно говорит мне, что мой рейтинг вскоре упадет до “Ненадежного”. Я собираю всю свою искренность в кулак и говорю “Еще я собирался пообедать.” Каким-то чудом, эта фраза не активирует сенсор. Мужчина показывает мне значок ФАНЗ, и спрашивает, передам ли я мои документы для проверки на вирусы. Она не нарушит шифрование, она всего лишь ищет известные следы умных наркотиков и вирусов.

Я пытаюсь сказать им нет. Я пытаюсь встать и уйти, но по какой-то причине этого не происходит, хотя я знаю, что это то, что я должен сделать. Одна из особенностей сновиденческих медиа состоит в том, что вы начинаете терять границу между сном и явью. Медиа, текущие в вашу голову кажутся будто бы сном, и пока вы спите, в вашу голову течет линейный, внешне соотносящийся друг с другом набор образов. Признаюсь, что есть дни, когда мне кажется, что я постоянно на грани пробуждения, как будто бы сон, что я видел, не отпустил меня.

В левом кармане моей куртки диск с наркотиками, в правом диск со сценарием. Я даю им диск с рабочими документами, и они подключают его к какому-то небольшому устройству. Скан пройден. Агент спрашивает меня, есть ли у меня еще диски, и фиолетовое предупреждение моргает вновь.

%d bloggers like this: